Февраль 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Май »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
29  

Жил в соседнем доме мальчик моих лет.

Жил в соседнем доме мальчик моих лет. Наши папы дружили. А мама у него умерла. Давно, при родах. Когда я его знала, папа его пил. 90-е. Один с ребенком. Зарабатывает мало, живут бедно. Как не пить? Тогда вообще, как мне кажется, пьяниц больше было.
Мальчик зашуганный. С огромными грустными, но очень красивыми глазами и извечными синяками под ними. Не знаю почему.
И вот у мальчика день рождения. На празднике еще двое мальчишек и я с папой. Мальчик счастлив. Он купил приставку и много-много, очень много игр к ней. И книжку с кодами. И в этой приставке для него сейчас вся радость мира. И друзья его, у которых есть мамы и которым вообще, как мальчику кажется, больше повезло по жизни, сейчас ему завидуют. У одного есть приставка, но всего 2 картриджа, а у второго приставки вообще нет, так как родители считают ее вредной.
И папа мальчика, который чуть ли не плачет. С утра он не смог встать после вчерашнего, и когда к нему прибежал радостный сын, он отмахнулся от него и сказал: «Деньги там, иди и купи себе приставку». Мальчик так и сделал. Взял деньги и побежал счастливый в магазин. Купил приставку! И игры! И книги! Все, о чем он даже и мечтать не смел. На всю папину зарплату.
— Там же были деньги на продукты на праздничный стол… Я рассчитывал, что на оставшиеся после подарка и стола деньги до конца месяца жить будем… — рассказывает папа мальчика моему папе на кухне. — Даже торт купить не на что…
Так вот почему перед походом сюда мы заходили в магазин за тортиком. Самым скромным. Видимо, такой и попросили.
Я слушала взрослых, пока ребята пытались выбить комбо в мортал комбат, и не могла понять, почему отец мальчика смотрит на своего сына виноватыми глазами. Еще я пыталась представить, что бы со мной, в моей любящей, полной семье сделали за такой проступок. А мальчик счастлив. И плевать ему на какой-то там праздничный стол. Он и на тортик-то потом отвлекся только как на обязательную формальность — и обратно играть и получать удовольствие от того, что первый раз в жизни и он наконец-то может побыть щедрым другом для своих немногочисленных приятелей.
А на кухне папа мальчика, который не может, просто не может отругать своего сына за то, что тот наконец-то счастлив. И мой папа рядом стоит и молчит. А потом вдруг как-то довольно убедительно говорит, что видать мы ошиблись с подарком-книжкой. Надо было игры дарить. А давай он за половину игр деньги отдаст, и это вроде бы как мы подарили.
Чужой папа делает вид, что поверил, что мой папа недоволен нашим подарком, и соглашается. Наливает рюмку дешевой водки, которую мы купили вместе с тортиком, и выпивает на кухне, пока сын не видит…
Я все еще почему-то стою рядом. Ничего не понимаю, но зачем-то запоминаю. И понять не могу, почему кроме такой красивой дорогой книжки мой папа решил подарить что-то еще.